RSS:

Интересный блог о спортивных ставках

Вопросы и ответы о букмекерских конторах

Форум игроков в букмекерских конторах

Реклама

Полезные сайты

Поиск

Можно ли спастись от пагубного влечения?

11.08.2008 от admin

Количество больных игроманией стремительно растет. Существуют ли сегодня эффективные способы их лечения? Об этом корреспондент “РГ” беседует с директором Института реабилитации Национального научного центра наркологии Росздрава, доктором медицинских наук Тарасом Дудко.

Российская газета | Тарас Николаевич, наш первый вопрос: кто в группе риска?

Тарас Дудко | Люди очень разные. Школьники, студенты, водители, грузчики -люди самых разных профессий. Школьники, как правило, впервые страсть к игре ощущают за домашним компьютером. Психика их устроена так, что страсть эта захватывает стремительно. Особому соблазну постоянно подвергаются и те из взрослых, кто ежедневно держит в руках купюры, пусть даже и не свои. К примеру, у меня в поле зрения есть один таксист - изначально сам жертва мошенников. Его на дороге как-то “подставили” - пришлось откупаться. Где взять столько средств? С горя пошел он к автоматам со своей дневной выручкой - и повезло: выиграл. Проблему решил. Но получил другую: рискнуть еще и еще раз тянуло с огромной силой: повезло один раз - почему не может повезти в другой? Однако фортуна капризна, а остановиться он уже не мог. Так и носил в корм автомату каждый вечер все, что зарабатывал днем. Хотя болезненная зависимость от игры вырабатывается далеко не у всех играющих, но процент уязвимых находится в прямой пропорции к количеству игровых автоматов. Исходя из западного опыта принято считать, что это 2-3 процента.

РГ | И все же с дневной выручкой бегут к игровым автоматам далеко не все. Наверное, в тех, кто “подсаживается” на игру, все-таки есть что-то, их объединяющее?

Дудко | Я бы, пожалуй, отметил склонность к авантюризму и при этом, как ни парадоксально, некоторый инфантилизм. Многие из потенциальных “пленников” не умеют идти через трудности, держать удары судьбы: когда жизнь требует поступка не мальчика, но мужа, они вдруг обнаруживают логику подростка. И докричаться до этих “покорителей судьбы в коротких штанишках” людям близким, да и медикам, тоже бывает очень трудно.

РГ | С инфантилизмом родятся или он развивается от недостатка сил либо незрелости души?

Дудко | Бывает, это передается от предков, причем не обязательно от родителей. Однако порой инфантилизм развивается и вследствие заболевания. К примеру, он нередко сопутствует психопатии. Огромную роль играет среда, условия личностного развития. Но каким бы ни было происхождение этого качества личности, в жизни попадающих в плен к “одноруким бандитам” преломляется оно самым роковым образом: “пленник” стремительно превращается в человека необязательного, легковесного, безответственного. У меня есть пациент, который регулярно очередную порцию “дани” автомату буквально вытрясал из старенькой своей матери-пенсионерки. И не было силы, способной его остановить.

А если не остановить, инфантилизм психический усугубляется, то есть уже без труда прочитывается в личностных особенностях человека, в мимике, в пластике движений. Стремительно скользящему по наклонной плоскости становится неуютно среди людей “нормативных” и все комфортней в кругу алкоголиков, воров, наркоманов. Кстати, с наркоманами роднит его и то, что зависимость от игры возникает столь же стремительно, сколь и зависимость от наркотиков. И из всего этого вытекает следующая стадия падения: в поиске “горючего” для пагубной своей страсти бедолага оказывается среди тех, кто не слишком-то чтит Уголовный кодекс. И все больше случаев, когда, почувствовав себя в тупике, в минуту прозрения несчастные делают выбор в пользу небытия. Иногда это выглядит как шаг с 12-го этажа. В моей практике было два таких случая. И что особенно трагично - столь неотвратимо и стремительно к страшной развязке идут люди молодые, которым еще жить бы да жить. У тех двоих была впереди вся жизнь: одному едва исполнилось 22 года, другому - 27.

РГ | И нет способа остановить этот ком беды?

Дудко | В принципе есть. Но для этого государство должно изменить в своем отношении к проблеме очень многое. Мало ограничить количество игровых автоматов, необходимо еще и сделать так, чтобы они не были разбросаны по всему городу. Должна быть зона, куда ты, если хочешь поиграть, должен специально поехать. Эдакий Лас-Вегас. Ведь для тех, кто хоть единожды словил кайф “легких денег”, не притормозить “на пять минут” у коварной и бесстрастной этой машины по пути, к примеру, с работы или в булочную бывает иногда выше сил. И еще необходимо ограничить время работы игровых залов и автоматов. Многие вспоминают о том, что перед началом нового рабочего дня неплохо было бы и вздремнуть, ближе к утру.

РГ | А что наука?

Дудко | Массовый характер игромания у нас начала приобретать только в последние годы. Успешной борьбе с ней могли бы помочь научные исследования. Но государство финансировать их не склонно. Да что там исследования! Оно не склонно финансировать даже лечение людей, порабощенных этой страшной зависимостью. У нас за государственный счет от игромании не лечат. Но позволено развивать занимающиеся ее лечением частные структуры - иными словами, лечить этих больных за счет их родственников (с них-то самих, как правило, взять нечего). А если нет платежеспособных родственников? Перспектива незавидная: улица, тюрьма, смерть. А между тем в Америке научные исследования, программы лечения и реабилитации от игровой зависимости финансирует… игровой бизнес.

РГ | Что ж, может быть, и мы когда-нибудь к этому придем. Но сейчас люди гибнут, и помощи многим ждать неоткуда. Разве что изобрести какую-нибудь моментально и тотально исцеляющую пилюлю?

Дудко | Пилюлю для исцеления души вряд ли придумаешь. А речь-то ведь именно о душе. Впрочем, пилюли мы тоже применяем. Ведь я уже говорил: в организме охваченного страстью к игре начинаются глобальные биохимические, нейро-гуморальные изменения. Часто больной попадает к нам в состоянии депрессии. У него нарушены сон и аппетит. Поэтому мы используем антидепрессанты и антиконвульсанты. При необходимости - транквилизаторы. Они снимают напряжение, успокаивают. Но к транквилизаторам мы подходим очень осторожно: они могут сформировать другую патологическую зависимость - зависимость от психоактивных веществ. Параллельно помогаем организму больного повысить адаптационные возможности и, как следствие, легче переносить эмоциональные перегрузки и стрессы, ведь у многих из больных явно прочитывается неврастения, признаки астенических состояний и для многих горсть адреналина у автомата - все равно что доза для наркомана или стакан водки для алкоголика, так сказать, компенсационный момент. Чтобы таким людям помочь, применяем, в частности, и имеющиеся сегодня на рынке в избытке адаптогены, в том числе и некоторые биоактивные добавки. БАДы сейчас хоть и ругают все кому не лень, но исходя из практики скажу: есть среди них немало и очень эффективных.

Но все это лишь надстройка. Потому что больному помочь невозможно, если не привести к норме его глубинную суть. И вот здесь-то пилюли бессильны. Здесь требуется работа души, именно его души. А вот душу-то больного заставить работать помимо его воли невозможно. А это значит, что самое главное, чтобы он осознал свое состояние как болезнь. И захотел сам с ней бороться.

РГ | Да, этого, пожалуй, пилюлями не сделаешь.

Дудко | Это можно сделать на фоне пилюль. В лечении используем мы не только лекарства, но и физиотерапию, психотерапию. А это гораздо эффективней делать в условиях стационара. Поэтому так важно иметь в стране сеть реабилитационных центров. Ведь если человек не может победить свою тягу притормозить у игрового автомата, поначалу ему можно помочь, только искусственно лишив такой возможности, ну и, конечно, одновременно дав ему оружие позже бороться с соблазном этим самостоятельно. То есть главной своей задачей на этом этапе мы видим пробуждение в пациенте мотивированного желания бороться. Ведь, выйдя из стационара, даже на прием к специалистам нашего центра он вынужден будет идти сквозь шпалеру игровых автоматов - идти-то придется по Старому Арбату. И делать это придется регулярно.

РГ | Всепобеждающая страсть?

Дудко | Не всепобеждающая, но страсть, которую можно победить только другой страстью.

РГ | Какой?

Дудко | В жизни много достойного стать предметом страсти. Прекрасной страсти. Любовь, музыка, стихи, природа, спорт, да вышивание крестиком, наконец. А стремление познать Бога, понять смысл жизни! А чем не цель - сделать прекрасными свою душу и тело? Но ко всему этому человек стремится естественным образом, только если “словил” вкус такого счастья в среде, в которой вырос. (Вот и рецепт родителям!) Вспомните наших великих Пушкина, Толстого, Достоевского. Чтобы узнать, что и их не миновала чаша сия, не обязательно читать их биографии - достаточно знать ими написанное. Но этим великим было куда возвращаться. Их духовный мир был очень богат. Если возвращаться некуда или если человеку непреходящие ценности мира были когда-то дороги, все это он когда-то “знал, да забыл”, к ним приходится возвращать. Иного пути не вижу. У меня есть один больной, который на стадии такого вот возвращения к жизни сказал простую, но потрясшую меня до глубины души фразу. “Вижу, - говорит, - воробья, и такая радость во мне поднимается”. Вот ведь как страсть к игре заслонила от него мир! Вот ведь откуда возвращаться ему пришлось.

РГ | И тех, кто нашел в себе силы вернуться, можно назвать исцелившимися?

Дудко | Я бы выразился несколько осторожней. Я бы говорил о ремиссии.

РГ | И сколь долгую ремиссию воспринимаете вы как существенный шаг на пути к исцелению?

Дудко | У нас есть пациенты, которые не играют уже по 3-4 года. Но мы настаиваем, чтобы они оставались в поле нашего зрения. Кстати, держаться им помогают не только визиты к нам. При институте работает Общество анонимных игроков. Там помогают друг другу не сорваться сами бывшие игроки. Но и, что немаловажно, там реализуется 12-шаговая реабилитационная программа. И шаги, которые члены этого общества в рамках этой программы проделывают вместе, похоже, действительно помогают им изменить систему ценностей, сформировать на месте еще недавно владевшей ими страсти другую, положительную доминанту. Там поддерживаются усилия недавних наших пациентов очиститься от всего грязного и страшного, что привнесла в их жизнь игра, возместить добром зло, которое принесли они за то время, что были в плену этой страсти, своим близким. Там помогают почувствовать, что есть высшие силы, которые могут им помочь.

Источник - http://www.rg.ru/2005/08/05/igromaniya.html

Рубрики: Боремся с лудоманией |

Оставить комментарий

Заметьте: Включена проверка комментариев. Нет смысла повторно отправлять комментарий.