RSS:

Интересный блог о спортивных ставках

Вопросы и ответы о букмекерских конторах

Форум игроков в букмекерских конторах

Реклама

Полезные сайты

Поиск

Руки тянутся к автомату

02.08.2009 от admin

К “гейм овер” в столичных казино готовились не только их владельцы и сотрудники силовых структур. Несчастным игроманам, относящимся к игре как к дозе героина, не повезло больше всего. Где же теперь проигрывать годовые зарплаты, квартиры, машины?

Для людей это трагедия! “Закрытие автоматов — насилие над моей личностью, — говорит Алексей, игроман с 11-летним стажем. — Получается, теперь у меня одна дорога — лечиться? На это я не согласен”.

Корреспондент “МК” побывал на поминках “одноруких бандитов”, которые устроили игроки действующие и те, кто поневоле в завязке.

Который день в нашем дворе траур. У “ракушки” Сергеича в режиме нон-стоп собираются со всей округи те, для кого вся жизнь — игра. И теперь, после вступления в силу Закона “О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр”, эта самая жизнь для них вдруг кончилась.

Здесь все как на поминках: водка рекой, добрые слова об усопшем не смолкают. Бойцы вспоминают минувшие дни — как, сколько выигрывали-проигрывали, кто дольше не вылезал из зала, какие драки устраивали за любимого “однорукого”. Некоторые продолжают играть — в преф, дурачка, домино. По мелочи, но на деньги. Решают вечные вопросы: что теперь делать и как жить?

— Настроение у всех ни к черту, хоть в петлю лезь, — мрачно комментирует сложившуюся ситуацию сосед. — Ждем, может, придумают чего для таких обиженных, как мы.

— Да сами придумаем, — уверенно машет пустым пластиковым стаканчиком игрок со шрамом на лбу.
— “Сухой закон” переживали — и это время переждем.

…На другом конце столицы, на первом этаже панельной многоэтажки, тоже провожают игру в последний путь. Но настроение здесь совсем другое. В аскетично обставленной комнате с алыми парусами во всю стену раз в неделю собираются те, для кого закрытие казино — праздник.

Компьютерного гения Кирилла, бизнесмена Владимира и отсидевшего в недавнем прошлом Федора объединяет одно: страсть к рулетке и желание разорвать эти мучающие их отношения.

“Меня даже не столько деньги волнуют, которые я просаживал за автоматами, сколько моя кошмарная тяга к ним, — откровенничает Федор. — Это сильнее любви к женщине, за час у автомата продашь все — родину, родную фирму, семью. Я начал воровать — сейчас поражаюсь, как только удавалось выкручиваться! Я стал ничтожеством, никем, меня просто не существует больше. Все поглотила она, моя единственная роковая любовь — игра. Черт бы ее побрал!”

История одной страсти

Братья-анонимы. Так называют себя игроки, которые решили навсегда порвать с игрой. Считается, что вылечить болезнь нельзя, но вот годами “находиться в ремиссии”, то есть жить, как все здоровые люди, реально. Самое эффективное лечение: специальная 12-шаговая программа и регулярные встречи с собратьями по несчастью.

— Не играю уже пять лет — и все равно: лишь когда погасли вывески, вывезли аппараты, на душе стало спокойнее, — удовлетворенно говорит 38-летний Владимир. — Не верилось до последнего, что все это фуфло прикроют. С утра даже сел в машину и объехал до боли знакомые места. Смотрел с широкой улыбкой, понимая, что “бандитам” действительно конец.

Владимир начал играть в начале 90-х:

— Однажды в ЦУМе, когда жена застряла в примерочной, кинул в автомат 20 жетонов, а выиграл 600 рублей, — вспоминает теперь мужчина. — В следующий раз я опять выиграл, потом еще раз, а потом — все, засосало.

Через год от Владимира ушла жена, рухнул налаженный бизнес. Но все это парня не волновало. Он только играл и пил:

— Как-то мы с другом выиграли очень приличную сумму. Он открыл на свою часть денег бизнес, который процветает до сих пор. Я же только съездил в Крым на пару дней, все остальное проиграл буквально за несколько часов. У меня всегда была возможность заработать, друзья предлагали неплохие варианты. Но сознание было одержимо только одной идеей: кого обмануть, кинуть, как добыть денег на игру. Я и работать не хотел, ведь теоретически я мог с одного жетона выиграть годовую зарплату. Деньги для меня совершенно обесценились.

Конечно, Владимир пытался бросить играть. Однажды он продержался целых 22 месяца — срок для него фантастический:

— Я ушел с головой в работу, занялся накопительством. Тогда с деньгами расставался с огромным трудом, особенно жалко было отдавать на семью. Ничего интересного в моей жизни не происходило, я только копил.

Вскоре мужчина устал без игры, ему захотелось “фейерверков, адреналина”. Накопления были проиграны за три дня, потом он вынес из дома все, что только возможно:

— Года через два наступил момент, когда я понял, что готов покончить жизнь самоубийством. Я видел детские прыгалки и четко представлял, как их можно использовать. Я боялся высоты, но она меня тянула. Панически боялся метро — так притягивали рельсы…

“Владимир дошел до самой тяжелой фазы болезни — до фазы безнадежности, когда чаще всего игроманы предпринимают попытки самоубийства, — комментирует психолог наркодиспансера №12 Ольга Плющева. — Человеку кажется, что избавиться от огромных долгов, от тягостной зависимости, от всех проблем можно только одним путем — уйдя из жизни. Владимиру повезло: он все-таки смог, оттолкнувшись от дна, подняться вверх, к здоровью, к семье”.

— Хорошо помню свой последний день в игре, — рассказывает мужчина. — Я проигрывал деньги очень быстро, автоматически, просто ожидая, когда они у меня кончатся и можно будет уйти. В пять часов утра пришел домой, со злости разбил люстру и, совершенно обессиленный, забился в угол.

Владимир с огромным трудом попал в реабилитационный центр, где занимались по 12-шаговой программе, похожей на работу с анонимными алкоголиками.

— За то время, что я не играю, у меня были два очень сильных приступа, — рассказывает бизнесмен. — Мне хотелось выйти на каждой станции метро, которую я проезжал, и сделать ставку. Я плакал от бессилия. Я молился, звонил друзьям, пережившим это состояние. Только это мне помогло.

Теперь у Владимира снова есть семья, подрастают очаровательные малыши. Много путешествует, ходит на выставки, но самое главное его детище — одна из столичных групп анонимных игроков. На встречи мужчина ездит несколько раз в неделю, и любой из собратьев по несчастью, если нужно, может позвонить ему даже ночью.

“Когда человек выздоравливает, у него случаются такие сумасшедшие приступы тяги к игре, что его ничего не может остановить, — комментирует Ольга Плющева. — Кроме разговора с такими, как Владимир, уже прошедшими через этот этап. Какие они слова находят, не знаю. Могут разговаривать два, пять часов, но человек возвращается, приходит в себя”.

— Владимир, после закрытия игровых залов больше ли стало участников в ваших группах анонимных игроков?

— Нет, не сказал бы. Может быть, многие игроки зализывают раны где-нибудь на дачах, а кто-то побогаче уехал играть в другие страны.

“Закрытие игровых залов — это первичная профилактика игромании для тех людей, у кого ее нет, — объясняет член Общественной палаты, руководитель наркодиспансера №12 Олег Зыков. — Таким образом мы спасаем самых беззащитных граждан — детей, стариков, которые часто становились жертвами определенной моды, клевали на яркие вывески в соседнем дворе, пробовали разок-другой и… неотвратимо подсаживались на игру. Дальше надо работать с группами риска — с детьми из неблагополучных семей, с выпивающими гражданами и пр.”.

Потери борцов с “однорукими”

С 1 июля закрылась “горячая линия” для игроманов. Она существовала на деньги благотворительного фонда, который организовали наиболее совестливые владельцы игровых заведений. Теперь все звонки поступают на общий телефон для людей с зависимостями.

Хотя многие игроманы считают себя “белой костью”, у которых совсем другие проблемы, чем у каких-то там алкоголиков и наркоманов. Самообман, конечно, но на “свой” номер игроки звонили охотнее, чем на общий.

— Статистика отмечает, что лудоманы действительно чаще обладают высоким IQ и иным статусом, чем другие категории зависимых, — говорит психолог Ольга Плющева. — От чрезмерного азарта страдали, например, дедушка Крылов и Достоевский — недаром этот синдром получил имя писателя.

Но, конечно, болезнь не выбирает: среди игроманов есть люди практически любых профессий, возраста, достатка. Только дворник проигрывал свои кровные в автомате в продуктовом магазине, а банкир — в дорогущем казино. Интерьеры меняются — проблемы одни и те же.

— Зависимость от игры, лудомания — серьезная болезнь, такая же, как, например, наркомания, — считает директор Института реабилитации ННЦ наркологии, доктор медицинских наук Тарас Дудко. — Игроман зависит от самого процесса игры, он не может остановиться. Мало закрыть игровые клубы — лудоманов надо лечить. Иначе их болезнь найдет себе другой выход — в шопинге, в лотерее, интернет-казино, где они также будут спускать все деньги. Подумайте: если завтра запретят пиво, разве пивные алкоголики бросят пить?..

В правоте Тараса Николаевича я убедилась в тот же день, когда дежурила с психологами наркодиспансера №12 на общем “горячем” телефоне для больных алкоголизмом, наркоманией, игроманией и их родственников. Хотя прошло уже полмесяца, как “однорукие” почили в бозе, звонки от жертв лудомании не иссякают.

— Помогите, мой муж постоянно играет! — рыдает в телефонную трубку молодая женщина. — Во всё! Думала, закроют игровые залы — станет легче. Так он нашел себе лото, а все ночи просиживает в интернет-казино. Вчера опять проигрался в пух и прах. Причем проиграл деньги, которые я занимала у подруги, чтобы погасить его другой долг…

“После закрытия игровых залов могут бросить игру только люди на начальных стадиях болезни, — считают психологи 12-го наркодиспансера. — Всем остальным нужна профессиональная помощь. Иначе они попадут или в другую зависимость, или — с неврозом — в психбольницу”.

Например, в Китае, по словам нарколога и члена Общественной палаты Олега Зыкова, все игроманы ушли в виртуальный мир и проигрывают свои деньги не выходя из дома. Подобная тенденция наблюдается и в нашей стране.

— Игра, азарт заложены в самой природе человека, — продолжает Олег Владимирович. — Поэтому люди играли и играть будут. И только для некоторых из них, у кого нет противоядия от вируса игры, она становится смертельно опасной. И задача государства — защитить их. Наверное, это процесс вечный, как борьба добра и зла.

Последний раунд

“Жуть, я держалась 5 месяцев, — написала перед 1 июля на форуме анонимных игроков Незнакомка. — Не вспоминала про игру, уговаривала себя сутками напролет. И не смогла, сорвалась… А знаете, чем пыталась оправдаться? Ха, ведь их скоро закроют, вот я и решила поиграть напоследок. Оставила там все, что было накоплено… Когда играла, ко мне подошел менеджер и предложил постоянную карточку клуба, я ему говорю: “Зачем, ведь зал скоро закроют?” Он улыбнулся многозначительно: “Не знаю, не знаю…”

В интернете полно исповедей людей, для которых закрытие казино — смерти подобно. Так вот, они не верят, что это — насовсем. Даже надолго.

— Многие из наших сорвались как раз перед 1 июля, — вздыхает Татьяна, один из активных членов сообщества бывших игроков. — Вроде бы последний раз — вот и шли играть даже те, кто держался по нескольку лет. А игромания сродни алкоголизму: как завязавшему бывает достаточно одной рюмки, чтобы снова уйти в запой, так и игроману хватает ставки в 100 рублей, чтобы перестать себя контролировать и снова просадить все сбережения семьи, влезть в долги, даже пойти на преступление… Мы все теперь в запое.

Незадолго до закрытия игорных заведений бухгалтер одной из небольших фирм пропала вместе с зарплатой всех сотрудников. Искали ее несколько дней — и муж, и коллеги, и милиция. Появилась сама. Оказалось, просадила все деньги “одноруким бандитам”. Теперь семья продает квартиру, чтобы расплатиться с ее долгами родной фирме. Женщину, естественно, уволили. Хорошо, что дело заводить не стали, да и муж не бросил игроманку. Чаще всего эти люди теряют семью.

Помимо людей, желающих избавиться от разорительного пристрастия, есть множество азартных игроков, которые ничего менять не хотят. Закон рынка работает как часы: если есть спрос — как бы проиграть побольше денег, — будет и предложение. Фанат рулетки 53-летний бизнесмен Николай рассказал, что ему уже звонил администратор одного из его любимых клубов: “Не волнуйтесь, игра от вас никуда не уйдет. Сейчас готовится помещение, и как только все обустроят по высшему разряду, как вы любите, мы вам обязательно сообщим адрес”.

“Кто будет посещать эти лото-клубы и все это фуфло на квартирах? — иронизирует в инете выздоравливающий игроман Oleg. — Ары и студенты. Тут прочитал пост одного из “игровиков”, типа все уйдут в подполье. И деньги, которые шли на налоговые отчисления, будут идти в карманы ментам и чиновникам. Лихие 90-е прошли, а господа “игровики” пытаются жить по старым понятиям. Серьезные конторы в подполье не уйдут, они уедут в Чехию, Болгарию и пр. Мелкая “шушера” будет прятаться по подвалам, но долго они не проживут”.

Бывший владелец одного из игровых клубов на востоке столицы Александр уверен в обратном. По его словам, сами клиенты буквально вынуждают его открыть клуб без вывески:

— Больше 90% игроков ходили в наш зал много лет, и им хочется играть. Не надо решать за людей, как им жить. Сейчас есть лазейка в виде лотереи, спортивного покера. Не будет их — поставим автоматы где-нибудь в квартире. И наши клиенты всегда будут знать, как нас найти.

Интересуюсь у игроманов — нынешних и бывших, — важно ли для них, каким именно образом проигрывать свои кровные?

— Лично меня не прикалывают ни покер-клубы, ни интернет-казино, ни тотализаторы. Самый страшный для меня был враг — это игровые автоматы, — делится 34-летний Игорь. — Причем за 10 лет игры я ни разу не посещал вокзальные, ларечные заведения, предпочитал только крупных игровиков. Раньше идешь с работы с твердым намерением не играть, а тут призывно вывески светятся, двери широко открыты, вот ноги сами несут. Потому мне закрытие автоматов пойдет на пользу: нет соблазна — нет игры!

— Покер — для меня это слишком скучно, там думать надо, чего-то считать, нет такой чистой игры, когда или пан, или пропал, — говорит Сергеич, которого я встретила в магазине, где он с интересом изучал новый столбик терминала с яркой желтой надписью “Лотерея”. — Без автоматов как-то скучно стало, нечем себя занять. Говорят, лотерея — это тот же риск, что и в автоматах, вот хочу попробовать.

— Может, самое время бросить играть?

— Ну, ты прямо как моя бывшая. Почему это государство указывает, как мне отдыхать?! — раздражается собеседник. — И они так не вовремя это сделали! Мне оставалось совсем чуть-чуть, чтобы отыграться…

Информационно-консультативная служба по проблемам алкоголизма, наркомании и игровой зависимости: 8-499-126-04-51 с 10.00 до 19.00 по рабочим дням.

СТАТИСТИКА “МК”

В развитых странах около 60% взрослых играют в азартные игры. Лудоманом становится каждый двухсотый игрок. То есть распространенность игровой зависимости среди населения 2—3%. Преобладают мужчины в возрасте 20—30 лет. Женщин среди игроманов 10—12%.

В Москве желающих поиграть насчитывалось более 1,5 миллиона человек, а количество страдающих чрезмерным азартом перевалило за 300 тысяч.

По данным службы помощи людям с зависимостями, длительная ремиссия (можно сказать, выздоровление) наблюдается только у 13% игроманов. 50% обратившихся к врачам вскоре бросают лечение и исчезают из поля зрения специалистов навсегда.

КСТАТИ

“Обследования игорных заведений на территории Москвы показывают, что все 513 игорных заведений остаются закрытыми, — сообщили на днях столичные власти. — По “горячей линии” поступило 72 обращения по фактам незаконной игорной деятельности в Москве. Все они были проверены: в девяти случаях информация горожан подтвердилась или частично подтвердилась. По факту проверок было закрыто четыре букмекерские конторы и два псевдокомпьютерных клуба, на четырех объектах изъято суррогатное лотерейное оборудование”.

На днях игровики сделали свой ход: 13 июля в Госдуму внесен законопроект, разрешающий открывать тотализаторы на ипподромах. На сайтах азартных игроков уже торжествуют.

ЦИФРА ДНЯ

65 уголовных дел возбуждено по фактам нарушения требований закона об ограничении азартных игр в России.

Как заявила в понедельник официальный представитель Генпрокуратуры РФ Марина Гриднева, только в Московской области возбуждено 17 таких дел, в Москве — 11. Правоохранительными органами изъято свыше 4 тыс. единиц игрового оборудования. Прокуроры предъявили в суды более 400 исков о прекращении незаконной деятельности юридических лиц, попытавшихся обойти требования закона о запрете игорного бизнеса.

Источник - http://www.mk.ru/social/publications/325462.html

Рубрики: Истории из жизни |

Оставить комментарий

Заметьте: Включена проверка комментариев. Нет смысла повторно отправлять комментарий.